Как мы готовились, по большей части морально

Мы привыкли к ночным монтажным работам. Зачастую по-другому никак. Или нельзя мешать покупателям, а то они видите ли нервничают, когда по магазину разносится пронзительная песнь дрели. Или же помещение открывается через пару дней, и к утру всё должно быть готово. В этот раз выпал второй вариант, наш любимый.

Пускай у нас и предостаточно опыта ночного монтажа, но каждый раз мир встаёт вверх тормашками. Тем более, что магазины Вальтеры открывались в Питере, а мы, на минуточку, в Москве. И под ложечкой засосало. Но мы представили себя бравыми американскими дальнобойщиками. Теми, которые с каменным лицом поправляют истёртые ветрами кепки и на одном дыхании гонят слепящий хромом трейлер через десяток штатов. Стало легче. Кепок, правда, мы не поправляли, потому что был февраль месяц. А каменные лица не так уж и круто выглядят, если обмотаны шарфами. Да и трейлера у нас нет. Но мы не отчаивались и натянули ушанки до самых бровей, сверкнули сонными глазами и погрузились в замызганную легковушку.

Едем-едем, никак не приедем.

Выехали в 3 ночи. План был — к утру добраться до Питера, чтобы как можно быстрее оказаться в забронированной гостинице, а значит, и подольше отдохнуть перед работами. Но пока между нами и планом было ещё порядка 500 километров. Дорожные фонари одинокими лучиками пролетали мимо, а по чувству тоски русская метель давала сто очков вперёд американскому перекати-полю. Чёрная, пустая дорога. Путь слегка разнообразил выезд на только открывшийся платный участок трассы. Оказалось мы попали на своеобразный бета-тест, и поэтому ехали безвозмездно. Почувствовали себя важными баринами, которые вольно рассекают по выделенной полосе, даже бибикнули в пустоту для острастки.

Когда от бесконечной дороги вместе с нами в машине начинала ехать и крыша, а образы бравых американских дальнобойщиков перестали помогать, мы думали, а что бы на нашем месте сделали Иваныч и Сашок из сериала «Дальнобойшики»? И гнали, гнали, гнали.

Питер встретил нас голубым небом и ярким солнцем, суля хорошую погоду. А после московских заморозков питерские +12 градусов казались курортом. Мы скинули тяжёлые тулупы, а на подъезде к гостинице перекусили чебуреками в одном из баров. Свежий воздух и сытная еда подействовали незамедлительно, до гостиничных постелей мы добирались уже в полудрёме.

Ночь Первая. Кофе и Краски в Санкт-Петербурге.

Проснулись к закату. Ужин (или это считается завтраком?) состоял из последних чебуречных запасов и крепчайшего кофе, хоть краску растворяй. Кофеин шарахнул так, что мелкая дрожь обуревающей нас энергии разлилась по всему телу, а диаметр зрачков лучше вообще не вспоминать. Мы поскорее юркнули в машину, пряча глаза, чтобы нас не приняли ненароком за каких-то обколотых рейверов. Проверили оборудование и дали газу.

У нас было 2 мешка гофры, 75 метров кабеля, 5 мощнейших громкоговорителей, пол салона коробов и гора крепежей, кабельных каналов и всего такого, а ещё килограмм шурупов, килограмм гаек, ящик инструментов, пол литра клея и две дюжины переходников. Не то, чтобы это всё было нужно в монтаже, но раз начал делать проект, то идти в своей работе надо до конца.

Когда мы уже подъезжали к магазину, выяснилось что:

— Мы не можем здесь остановиться.

— Страна летучих мышей?

— Нет, платная парковка.

Пришлось отъехать и тащить всё добро лишние сто метров до помещения.

Как оказалось, ночные работы в магазине были не у нас одних. Параллельно с нами там красила стены команда маляров. Судя по умиротворённому виду и бесцельным улыбкам, краска у них была даже ядреней нашего кофе, они сразу смекнули на какой мы волне. 

Но энергия бурлила в крови, и размякать с бригадой маляров было некогда. Мы взялись за дело. 

За два часа пробросили кабели, смонтировали короба и занялись установкой потолочных громкоговорителей. В пылу (и пыли) сверления, в процессе кропотливого процесса подключения проводки, мы совершенно забыли о времени, мы наслаждались действом. Один делает отверстие, второй уже вкручивает дюбели. Один подключает к колонке плюс, второй — минус, а честь протянуть провод с землёй поделили пополам. И вытянувшись на складных лестницах в этот момент мы напоминали статую рабочий и колхозница, как нам потом рассказали маляры. Кстати, большую часть монтажа они благоговейно наблюдали за нашей работой, порой напрочь забывая про свою. “Ну шпилят, а? Видал?” “Аще синхронно, типа как плавание, сечёшь?” — мы купались во внимании.

Оставались последние шаги. Принесли усилитель, музыкальный сервер, подключили к колонкам, щелчок…

В тот момент кто-то мог бы сказать, что мы стоим в грязнющей, голой бетонной коробке. На это мы ответим, что в тот момент мы стояли в отлично озвученной грязнющей, голой бетонной коробке.

Грязнющая, голая бетонная коробка
Отлично озвученная грязнющая, голая бетонная коробка. Чувствуете разницу?

Атмосфера сразу изменилась, наполнилась духом фешенебельности и богатства, как и подобает ювелирному магазину. Даже пыль на полу стала переливаться на манер бриллиантов. И всё это за 7 часов, ещё даже не рассвело, а ведь обычно ночной монтаж заканчивается поздним утром. Кашлянув остатками гипсокартонной крошки, мы удалились с чувством выполненного, нет, перевыполненного долга. А зачарованные маляры глянули на часы, и с матами бросились навёрстывать упущенное время.

Вторая ночь была уже значительно тяжелее первой. Лошадиные дозы кофе не помогали, чебуреки кончились, от запаха краски болела голова. Со стороны мы, наверное, выглядели совсем разбитыми, ведь когда сдавали ключи номера перед выездом на вторую точку, словили несколько странных взглядов. В глазах администраторов читалась смесь жалости и осуждения, мол: “опять тусить на всю ночь? Вроде здоровые лбы, а жизнь прожигают как очумелая молодежь”. Их можно понять, по виду мы действительно были точь-в-точь ребята из прогрессивной тусовки. Драные, старые шмотки, кошмар парикмахера на голове, синяки под глазами. Но как прикажете объяснить, что мы инженеры, что наводить марафет некогда, а одежда специально такая, чтобы не жалко заляпать? Мы чувствовали себя школьниками которые правда-правда не курили за гаражами, мам.

Ночь два. Когда мы были (почти) одни

Второе помещение Вальтеры было поспокойней. Нашу участь разделял только скучающий охранник, но его больше интересовал какой-то сериал для полуночников на экране мобильного. Поэтому нас предоставили самим себе, что играло на руку. Поддерживать вменяемую беседу уже не было никаких сил, даже между собой мы старались объясняться жестами да разными тембрами мычания. Тут и сказались наша слаженность и многолетний опыт монтажных работ. Для постороннего зрителя это выглядело как простое помахивание рукой, но мы сразу понимали разницу, будь то “Подай, будь так добр, ключ на восемь” или “Не хочу паниковать раньше времени, но кажется эта штука сейчас сгорит”.  

Усилитель и музыкальный сервер. Сердце музыкальной атмосферы. Нет, это не у вас экран грязный, это спасибо малярам из первой ночи за капли краски на объективе.

По размеру оба магазина были примерно одинаковы, но тут мы провозились намного дольше и закончили только к утру. Последние пару часов вообще работали на автомате. Но в итоге, все провода лежали по коробам, а звук заструился из колонок. Охранник встрепенулся, недовольно зыркнул и сделал сериал погромче. Мы оставили его наслаждаться атмосферой, а сами вернулись в гостиницу, досыпать считанные часы. К обеду мы едва доползли до ресепшна, чтобы сдать номер, параллельно размышляли как в таком состоянии гнать машину обратно. Но за благие деяния нас ждало вознаграждение. Оказалось, у нас оплачена ещё одна ночь. Спасибо администратору и судьбе, что не дали полуобморочным инженерам сдать номер досрочно. Мы расплылись в одну огромную блаженную улыбку и утекли обратно по постелям.